Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Кариатида

Чёрные окна из окон "Икаруса"



Вчера, 17 января 2016 года, мы, градозащитники Петербурга, провели предпрезентацию нашей книги "Чёрные окна" в автобусе "Икарус-256" ("Интурист") от компании "Retro Bus" (http://www.retro-bus.ru/).  Поездка была закрытой - только для тех, кто помогал выйти в свет сборнику.  Это была награднАя поездка.  Поэтому я попрошу не обижаться тех, кого не пригласили.  Тогда бы нам пришлось арендовать электричку. Мы этого делать не стали, рассудив так: кто саночки возил - тот пусть и катается.



Collapse )
Кариатида

Весёлый трамвай:-)



Это я, называется, в новом трамвае покаталась:-)
Простенько, наверное, кривенько... И совсем для меня не характерно (в плане формы).

ВЕСЁЛЫЙ ТРАМВАЙ

По старой Покровке (поймать успевай),
Изящно, танцующе ходит трамвай.
Игриво качает железным бедром,
Гремит, словно шалый декабрьский гром,
Скользит сквозь эпохи, летит сквозь миры.
Его элегантные стрелки остры.
Горячие лучики греют бока,
Походка трамвая беспечно-легка.
Я жду, я опять до утра не усну,
Я знаю - трамваи привозят весну.
Хотя, я не против зимы навсегда,
Но ладно уж - мёрзнут зимой города...
Вези революцию, Смольный возьми!
Наполнись весёлыми злыми людьми!
Голодными, жадными не до бабла -
Угрюмая сытость достала дотла.
Кивает трамвай: "Будут лучшие дни!"
И вдаль улетает - поди догони...
Спешит на конечную, прямо к Сенной
И в дождь, и в метель, и в морозы, и в зной.
Он так пунктуален, он знает маршрут.
Я вас заверяю: трамваи не врут.
Иные маршруты подвластны вполне:
Он ходит по льду, по дворам, по Луне.
И если увидишь в парадной трамвай,
Не бойся, а двери ему открывай.
Не надо щеколду, не надо засов!
Он смотрит на город по двадцать часов.
Он в городе каждому дому знаком.
В депо он над павшими плачет тайком.
Но днём он летит по дворам и мирам,
И радостно будит людей по утрам.
Искрится, вальсирует, сходит с ума...
Вперёд! К равноденствию! Нас не сломать!
Кариатида

Снесённый переулок




Когда я умру, я попаду в Снесённый переулок. Он станет моим долгожданным наказанием. Вы скажете: «Его нет на карте». Будет: я туда попаду. Я знаю. Я уже там, когда наступает чуткая ночь.

Я вижу все дома, которые мы потеряли в наше, казалось бы, мирное время. Дом с кариатидами на Вознесенском вновь предстаёт предо мной во всём своём блеске. С соседнего фасада загадочно улыбаются маски Шёне, а чуть поодаль важно кивают длинными хоботами слоны Дурдина.

А вот и моё былое убежище от житейских бурь – дом Бальди на Рижском, 4. Знакомый балкон. Моё тело уже вынесли из переулка Предельного, а значит, я смогу войти.

Дальше – длинная вереница домов Везенбергской и Лейхтенбергской и убитая Лиговка.

Кирпичный. Маленькая, лёгкая девочка сидит на подоконнике. Смеётся, болтает ногами. И больше никуда не упадёт…

Дальше. Прибавляю шаг. Мелькают очертания Херсонки…

Павшие дома. Как же их много… Переулок кажется бесконечным. Но это именно переулок: узкий и извилистый, как лабиринт. И адресные таблички на домах: "Снесённый переулок". Чёрным по слоновой кости. Под старину, с фонариками. Но всё равно в Снесённом переулке вечные сумерки.

Дома пусты. Но лишь до того момента, как решишь в них войти. Шагнёшь в чёрный омут парадной, привычным движением включишь слепящий электрический свет. И появится ясное ощущение, что ты здесь не одна.

Да так и будет.

Тихо в Снесённом переулке. Только мои шаги гулко звучат на очередной парадной лестнице. Выхожу. Я иду, как и раньше, быстро. Но перед одним поворотом останавливаюсь. Сзади с таким резким в этом безмолвии звоном и грохотом выкатывается трамвай. Старая РВЗшка. Останавливаюсь. Пытаюсь обмануть себя, что хочу её пропустить… Потом разворачиваюсь и опрометью бегу прочь от этого страшного последнего поворота. Я боюсь увидеть за ним контуры изящного фасада дома Зыкова на Фонтанке… Там ли он? Я не знаю. Я бегу...

Пока ещё я здесь. Поэтому боюсь. Страх – показатель того, что пока я – всего лишь гостья в Снесённом переулке.

Если Вы петляете по тёмному, бесконечному, извилистому переулку, и вдруг в доме чуть впереди вас мгновенно, во всех окнах, зажигается свет, знайте: Вы только что умерли. А я в этом доме.

Уже живее Вас.

***
Darky, 2012.

Collapse )