Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Кариатида

Казнь дерева

казнь дерева.jpg

Я - убитое дерево. Как-то живу... Доживаю
Только тихо скриплю, тяжело и натужно дышу.
Помахало бы лёгкою веткой смешному трамваю,
Но срубили мне крону... И чем я теперь помашу?

Молодой тополёк, я не помню ушедшего века:
От горшка два вершка - я тогда ещё саженцем был.
Чья-то злая рука подослала ко мне человека,
Что по самые плечи, смертельно меня обрубил.

Ну и кто я теперь? Неуклюжая чёрная палка,
Инвалид, ампутант. И какой от меня кислород?
Почему, отчего только мне одному себя жалко?
Равнодушно смотрел на расправу угрюмый народ.

Я не чую корней... Не заметили... Страшно и странно.
Поневоле заметите, люди, когда упаду.
Как болят эти спилы - открытые, жаркие раны...
Я дождался весны, но пришла та весна на беду...

Черенка-переростка чураются вольные птицы:
Негде им щебетать, и гнезда без ветвей не совьёшь.
В огнедышащий полдень от пекла уже не укрыться,
И студёным потоком мне кажется ласковый дождь.

Рядом ясень спилили, и умер тот ясень мгновенно.
Я же мучаюсь... Боги, за что мне прижизненный Ад?
Я не вижу почти ничего, и сквозь серую стену
Я смотрю на чужое цветенье, чужой листопад...

Из последних силёнок я вырастил чахлые ветки
На кричащем от боли, когда-то здоровом стволе.
Машут с крыши сгоревшего дома берёзки-соседки.
Те ещё поживут... А меня уже нет за земле.

Больно... Больно... Убили... Убили... Убили...
Небо больше не слышит ветвей - избавленья не даст.
Равнодушные люди, ну где же вы, где же вы были?
Ведь меня же казнили на площади прямо при вас...

---

Впрочем, казнь для народа всегда была зрелищем броским.
И за нею следило великое множество глаз.
Как охотился алчущий люд за верёвкой Перовской...
Молчаливый свидетель - раскисший Семёновский плац.
Кариатида

Проект "Дом после фугаса"

Сейчас идёт дискуссия о строительстве нового музейно-выставочного комплекса, посвящённого блокаде. На обозрение общественности представили какие-то убогие кубы. И, как всегда, всё уже решено. А ведь могло быть иначе.

В интервью "Фонтанке" известная градозащитница Елена Малышева говорит о зданиях без блокадного духа, не помнящих голода и холода. О глухой урбанистике, где только жажда денег, и больше ничего. Взамен этого Елена Георгиевна предлагает "выделить средства на то, чтобы здания, которые имели непосредственное отношение к обороне Ленинграда, приспособили для филиалов Музея обороны и блокады Ленинграда, с конкретными функциями – допустим, блокадную подстанцию, трамвайный музей... Какой-нибудь из небольших корпусов, которые сейчас пытаются ломать, потому что они мешают новому строительству, приспособить как жилое здание, восстановить дух" (текст полностью здесь: http://www.fontanka.ru/2017/08/25/093/).

Я полностью согласна с Еленой Георгиевной. И у меня есть конкретный адрес с концепцией.

Collapse )
Кариатида

Ремесленная, 3: мысли по поводу



Как все уже знают, вчера, стремительно (за один день) был снесён дом на Ремесленной, 3, по мнению властей, мешавший строительству нового моста. Признаюсь, я даже не сразу поверила, пока не увидела фотографии.

За дом этот бился Дмитрий Баранов и многие другие люди. Для того, чтобы обойти закон, запрещающий снос исторических зданий, власти пошли на грубый подлог. Чья-то вороватая рука влезла в кадастр и дом объявили советским. Дмитрий выявил. Было уголовное дело, по дому вовсю шёл суд, решался (в том числе и на днях, на встрече группы Сокурова с вице-губернатором Албиным) вопрос о переносе здания.

Уже почти добились. Человек поднялся на самый верх - и вдруг под ним с грохотом полностью рушится лестница.

И вместо дома - груда кирпичей.

Груда кирпичей. Теперь все увидели цену обещания Смольного.


Collapse )
Кариатида

Невезучий Рыжик



Дом Лялевича громаден, пуст и несчастен. Он постепенно выгорает изнутри: квартира за квартирой, комната за комнатой. Но не надейтесь, алчные застройщики (если вас занесёт на эту страницу). Здание было построено в начале прошлого века с применением передовых на то время технологий, и несущие стены крепкие. То есть, эта мощь до сих пор подлежит капремонту. Он всё ещё жив, этот беспомощный великан, занимающий целый квартал. Три огромных крыла (одно, кстати, отремонтировано под общежитие для гастарбайтеров), соединённые длинным-предлинным корпусом. Дом-город. Сколько же людей жило в нём? И сколько могло бы жить? А ведь могло бы.

Городская власть не знает, что с ним делать. Его хотели выпотрошить до фасада (всё остальное сломать), чтобы сделать паркинг. Худшей участи не придумаешь. Мы, градозащитники, его отстояли. Когда-то мы же сняли его с торгов, после которых его могли убить экскаватором. После чего наши соратники в ЗакСе подправили закон, и Лялевич вошёл в охранную зону. В памятники его КГИОП почему-то не взял (хотя, предлагали), но сносить его без видимых причин сейчас нельзя. Однако, чтобы не доводить до них, дом надо спасать, и срочно.


Collapse )
Кариатида

Что такое "Англетер"?



Да простят меня участники тех событий, что пишу о них, хотя, в их рядах меня не было. "Англетер" - это и моя боль. В том числе и из-за того, что я слишком поздно родилась и не могла защищать его в силу возраста. Да, меня там не было, но я опираюсь на надёжные источники. Все "поставщики информации" - участники те событий. Я стараюсь быть максимально точной. Если что не так (малейшая погрешность) - прошу меня поправить. Буду рада, если дополните.

Фото я взяла из сети. И хочу знать автора.

Зачем я это пишу? Хочу подвести итоги этой трагедии. Итоги сегодняшние. Ведь всё их подведение так и оборвалось на словах Татьяны Лихановой о разочаровании в политике партии, комсомола и вообще советской власти. Попробую сказать что-то новое.


Collapse )
Кариатида

Не наша волна



В эти дни замечаю, что после собора стало очень много "градозащитников". Их активность едва не выплеснула из ванны воду вместе с младенцем. Младенца, рождённого в окрестностях крушимой под метро нынешней "Владимирской", спас Ковалёв. Непосредственный участник тех событий. Поддержали его Наталия Сивохина и Галина Артёменко.

Градозащита ныне "в тренде" и меня это тревожит.

Вот тётя. С открытым ртом. Он открыт, потому что тётя орёт. До истории с Исаакием, судя по её странице, тётя была любительницей кулинарии и перевязывания старых носков (она их, согласно встреченным в интернете рецептам, распускает и перевязывает). Потом ей стало скучно с носками. Она надела ленточку и встала с ней в хоровод вокруг собора. Она крута в своём хороводе, она учит меня, как делать митинги. Она заявляет, что "нельзя объять необъятное" и не нужна тема расселёнок (утраты облика города) в повестке митинга. Пусть и была доселе основной. Да и с неё-то, собственно, всё и началось. За 30 лет до истории с собором. Да-да, градозащита началась именно со спасения расселённых, не нужных руководству города исторических зданий.

Но тётя этого не знает. Она заявляет, что не хочет "слушать про старьё" (ещё чуть-чуть - и она скажет "рухлядь" по отношению к старинным домам). Час тёти пробил сейчас. Тётя вообразила себя самой настоящей (из всех) градозащитницей.

Но тётя в ней, как слон в посудной лавке.

Collapse )
В расселёнке

Дом юной Музы



На набережной реки Фонтанки, через мостик от дома генерала Зыкова, стоит ещё одно расселённое здание. Да, этот квартал ими "богат", и сей факт не может не вызывать тревогу градозащитников.

Зрелище опустевшего дома на углу Крюкова канала и набережной Фонтанки уже столь привычно, что кажется, будто этот небольшой домик пустует уже сто лет.  На деле же - десять: расселение грянуло внезапно, согласно постановлению Правительства Санкт-Петербурга № 1586 от 21.09.2004 года. Адрес был внесён в список законопроекта «О развитии застроенных территорий». Тогда как раз и начинало звучать в тихих коломенских краях опасное слово "реновация". Планы городской власти действительно не предвещали ничего хорошего: пахло "ковровым сносом". Так и опустел квартал, называемый ныне Царством Сна. Однако у "реноваторов" что-то сорвалось, вдобавок, пошли возмущённые письма от общественности, и дома устояли. Но опустели. Так в центре города  "вымер" целый квартал: http://www.gazeta.bn.ru/articles/2007/10/15/20313.html.

Одним из них является дом, который мы увидим. Буквально только что я его посетила.

Collapse )
Кариатида

"Вольные каменщики" градозащиты

IMG_3998.jpg

В этом и впрямь было что-то масонское, таинственное. Ночь. Свет десяти фонарей. Сгоревшая комната. Медленная медитативная музыка. Звучат магические слова: "дюбель", "кельма", "анкер". Двенадцать человек вокруг груды кирпичей. Кирпичи передаются друг другу. Как в танце.
Однако же, эти каменщики оказались каменщиками в прямом смысле. В строительную бригаду пришлось на пару ночей переквалифицироваться нескольким петербургским градозащитникам.


Нет, это не новый способ проведения досуга. Это - сугубо вынужденная мера. Мы написали в администрацию губернатора о беспределе в доме Крутиковых на 11-й Красноармейской, 7. Напомню фабулу: расселённый дом, не бесхозный, а находящийся в государственной собственности и переданный под государственную жилищную программу, открыт всем посторонним. Мародёры выносят из него уже целые лестницы. ЖЭС № 5 ЖКС № 1 Адмиралтейского района, ответственная за консервацию, не делает ровным счётом ничего. И, более того, разводит свалку опасных отходов (асфальт, 4-й класс) у здания.

Collapse )
Ин утеро

Дом генерала Зыкова: шанс на жизнь

Сегодня меня разбудила трель телефона. Звонил Борис Лазаревич Вишневский. "Всегда бы у меня был такой будильник - с такими новостями!" - подумала я. Но первоначально решила, что мне просто снится сон-мечта. Новость и впрямь была из разряда уже, казалось бы, нереальных. Четыре года мы всем градозащитным сообществом бились за изъятие дома генерала Зыкова на Фонтанке, 145б у нерадивого инвестора. Дома, который этот инвестор дважды пытался снести (один раз прямо во время нашего пикета с требованием консервации). "В деле" были два депутата городского парламента (Борис Вишневский и Алексей Ковалёв) и региональное отделение ВООПИиК. Письма, обращения и жалобы на инвестора, акции протеста и петиции (их было три, и губернатор проигнорировал все три) следовали беспрестанно, но все усилия упирались в глухую бетонную стену. После каждого "пинка" инвестор вдруг на короткое время активизировался, создавая иллюзию бурной деятельности на объекте. Это было самое подлое из бездействий. Collapse )

Доска

Грядёт уничтожение мемориальной квартиры Лермонтова



Вот уж никогда не думала, что придётся защищать от разрушения саму квартиру Лермонтова. И в самом кошмарном сне не могло привидеться, что уже на такую память посягнут. Что не просто откажут в музее, но и продемонстрируют намерения разметать последнюю память в строительную пыль.

Что напрочь, стопроцентно сбудутся строки "Смерти поэта". Причём, именно "прибавления".


Collapse )