Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Кариатида

Недетская сказка

НЕДЕТСКАЯ СКАЗКА.jpg

Н.С. и дому Басевича.

Пожали плечами люди, да разошлись.
Стена, как обычно, обрушилась сверху вниз.
И только воронка осталась, как после взрыва.

Вот пламя безумное вечно стремится вверх.
И треск его чем-то похож на зловещий смех,
И рокот последней волны под пятой намыва.

Идущие вброд, непроглядные города,
Мне боязно ведать, но нужно узнать, когда
Сгорела последняя дача на побережье.

И шумное море детей, наводняя пляж,
Наутро узнало, что берег уже не наш,
А нежное небо стеклянным ножом разрежут.

И где твой загадочный лес, ледяной малыш?
На чёрных-пречёрных, обломанных пиках крыш
Манящих тебя и пугающих расселёнок?

Ты двери забудешь и снова влетишь в окно,
Смешной мотылёк, попадающий мимо нот
Симфонии ламп, безнадёжно в тебя влюблённых.

Не надо смеяться, неведомый миру Кай.
Никто, замирая от страха, не ждёт звонка.
Не слышит шагов. И не просит в пурге ночлега.

Тебя уже тоже никто никогда не ждёт.
Всё кончено. Крыша растаяла, словно лёд.
Под крышей - завалы из балок, цветов и снега.

Понурая сказка в пугающей мишуре,
Бродила по кругу в бездонном пустом дворе,
Что городом вечным казался тебе когда-то.

Звенели собаки, стучал по асфальту мяч,
Но Время кончается: в сказку идёт палач.
Под новый терновый год, с бородой из ваты.

И вот она, пропасть от пола до потолка.
И в доме до крыши ни звука, ни огонька.
На руки дышал, но дыханье уже не грело.

А небо над берегом вспарывало стекло.
И что-то из прошлого смутно сознанье жгло.
И мячик катился.
И дача твоя горела.
Кариатида

Ориониды

Ориониды.jpg

ОРИОНИДЫ

Пуля в сердце, тряпка во рту.
Ледяная ухмылка "света".
Звёзды падают на лету,
Как подстреленные поэты.

Месяц выглянул, да исчез,
Как поверженный полководец.
Видишь, звёздами до небес
Наполняется двор-колодец?

Память прокляли. Дом в беде.
Третий век под пятой планиды.
А в парадной шипят в воде,
Остывая, ориониды.

Как бенгальские огоньки
После праздника, всем чужого.
Два столетья стихи в штыки:
Метеоры в обличье слова.

Дом поэта... Ну как же так?..
Тучи мечутся, как подранки.
Мы минуем пустой чердак,
Ускользнув из когтей охранки.

С этой крыши чудесный вид
На потерянное мгновенье.
Все клянутся ему в любви,
Состязаясь в осатаненье.
Кариатида

Сказка про обидевшиеся домики

Друзья, Борису Лазаревичу Вишневскому пришёл ответ на его обращение по поводу приговорённых домов на Тележной улице. Ответ вызывающий и странный.

Вызывающий - потому что дома, как выяснилось, будут сносить на деньги бюджета. Вот как! Это ж как надо, как надо, аж зудит снести, что деньги нашлись. В бюджете нет денег на стариков и детей, на велодорожки. Зато есть деньги на снос домов. Это значит, что мы с вами этот снос и оплатим. На свои налоги. Я лично против. Вы знаете, я этого не заказывала.

Странный - потому что содержит странности. Объясняю. Стояли дома. "Подбило" их метро (типичный случай). Но отрицательной динамики по ним нет давно. Годами позже, параллельно с тем, как исполнительная власть решала их судьбу, было затеяно нашумевшее обследование "пилотной территории реновации центра" - Северной Коломны в частности. И власть имела планы взять дома на Тележной под маневренный фонд - для переселения в них жителей выселяемых домов. Между планами и крахом "реновации" прошло совсем немного времени: программа с самого начала казалась аварийной, да таковой и оказалась - на обследуемой территории ни одного аварийного дома не выявлено.

Дома на Тележной вдруг стали не нужны. И вот, судя по техническому заключению, говорящему "ужас-ужас", после завершения обследования территории реновации домики эти обиделись, скукожились, заплакали и резко ухудшили своё состояние. Как так? Ведь буквально только вчера они ещё были годны к капремонту. И вдруг внезапно такое.

По логике не сходится.

Надеюсь, Борис Лазаревич пошлёт повторное обращение, в котором спросит, как это так вдруг обиделись и скукожились домики. Это же сказка - ни дать ни взять. По-моему, кто-то облажался.



Остальные две страницы под катом:

Collapse )
Кариатида

Чёрные окна из окон "Икаруса"



Вчера, 17 января 2016 года, мы, градозащитники Петербурга, провели предпрезентацию нашей книги "Чёрные окна" в автобусе "Икарус-256" ("Интурист") от компании "Retro Bus" (http://www.retro-bus.ru/).  Поездка была закрытой - только для тех, кто помогал выйти в свет сборнику.  Это была награднАя поездка.  Поэтому я попрошу не обижаться тех, кого не пригласили.  Тогда бы нам пришлось арендовать электричку. Мы этого делать не стали, рассудив так: кто саночки возил - тот пусть и катается.



Collapse )
Кариатида

Репортаж про тираж



Сегодняшний день, 24 декабря 2015 года, навсегда войдёт в историю ленинградской-петербургской градозащиты. В этот день мы получили тираж "Чёрных окон" - книги, от первой и до последней, 176-й страницы рассказывающей правду о том, что творится в нашем Городе.

А я расскажу правду, как мы провели этот день, за который я благодарю каждого, кто был со мной. Я очень рада, что в нашем градозащитном сообществе такая отзывчивость и взаимовыручка, а также прекрасная самоорганизация.


Collapse )
Кариатида

Ходьба по минам завершена!



Сегодня мы получили тираж нашей книги - сборника градозащитной поэзии и прозы "Чёрные окна".

Уффф, ребята... Мы сделали это! Мы это сделали...

Теперь я могу сказать, КАК мне было страшно. Не за то, что "посодють", нет.  За то, что не напечатают.

Вроде бы, и "крамольного" ничего в книге нет. Однако все знают, какие нынче времена. И что с каждым днём всё сложнее сказать правду. Что в это лихолетье ворвались мы на информационное поле с правдолюбивой книгой. Шли мы к ней чуть больше года. И это была ходьба по минному полю.

Чушь говорят, что сначала страшно, потом весело, а потом пофиг становится. Я не трусиха, но страшно было все дни. Не за себя. Я поняла, что не пофиг и не весело, когда несёшь в рюкзаке ценнейший груз. И ведёшь за собой товарищей. Эдакий страх-ответственность.


Collapse )
Кариатида

"Чёрные окна" в типографии!



Всем доброго дня!

Дорогие друзья-читатели, я несу вам хорошую новость. "Чёрные окна" - первый в в истории российской литературы сборник градозащитной поэзии и прозы уже в типографии! Техническая приёмка закончилась, наша книга готова к печати. Говорят, что в типографии ей тоже зачитываются. Готовый тираж мы получим недели через две - согласно договору, наш проект финиширует 30 декабря.

Директор издательства ("Норма") Маргарита Львовна Филиппова очень рада, что этот заказ достался именно ей. Этот человек болеет за нашу книгу вместе с нами, всячески нас поддерживает. Она называет "Чёрные окна" раритетом. Действительно, таких книг ещё не было и в ближайшее время не будет. Год продолжался поиск авторов и произведений на страницы. Это был настоящий подъём жемчужин с мутного дна современной литературы. Или мытьё золота в песке. В том самом песке, под которым слишком часто попросту погребены талантливые произведения. Велик слой неуёмной графомании на сетевых литературных порталах. Непросто найти ценное. Но мы нашли его. Итог - 176 страниц ценнейшей породы, которая даже ценнее, чем нужнейшая руда.
Collapse )

Доска

Петербургские градозащитники издают книгу



Петербург - это город интеллигенции, в котором, как известно, даже бомжи разговаривают гекзаметром, а на стенах домов пишут "Читайте Канта, дети!" И градозащитники здесь под стать. Помимо прямого противостояния экскаваторам, разрушающим наследие, кроме организации привычных многим пикетов и митингов, эти ребята проводят экскурсии (в том числе на старинных трамваях), снимают фильмы, устраивают "поэтопикеты", литературные вечера и уличные чтения. Уже два года защитники заброшенного дома Лермонтова несут поэзию в народ у фасада гибнущего здания. Они продолжают дело поэта и защищают от сноса его дом. Теперь они издают сборник стихов и прозы о городе "Чёрные окна".

Впрочем, не просто о городе. Таких книг сотни: они штампуются в каждом издательстве. "Наша книга редкая, - говорят авторы проекта. - Она резко отличается от других ракурсом. Её герой - даже не "непарадный Петербург" (эта тема в последнее время тоже становится избитой), а город исчезающий. Сотни никому, кроме нас, не нужных "расселёнок" - заброшенных домов, уничтожаемых запустением и пожарами, смотрящих в мир беспросветными чёрными окнами. Медленно гибнущих под зелёной сеткой. Сетка эта - паутина лжи, опутавшая сознание. Ведь, глядя на неё, человек думает, что в здании идёт ремонт. На деле же его обманывают. Мы хотим сорвать её с глаз, открыть людям правду".
Collapse )

Доска

Стихи у расселёнок

С61коллаж.jpgдоска и роза.jpg

Градозащитники осваивают новые формы общественной активности. Пикеты, плакаты, баннеры, листовки, прокламации, митинги и прямое противодействие сносам - это далеко не все методы привлечения внимания к проблеме гибнущих под экскаваторами городов.

Звучат стихи у расселёнок. Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Брянск. Прорывается к людям голос поэта. Через цензуру, сквозь пропаганду, которая твердит, что у нас всё хорошо.

Блоковская "Незнакомка" на фоне чёрных пустых окон звучит шокирующе. Это контраст. Что она делает здесь? "Духи, туманы" и заброшенный дом. Кипит возмущённая сносом домов Приваловых Москва. Поэты воспринимают этот снос особо остро - ведь уничтожен есенинский адрес. Петербург подхватил эстафету, отозвался эхом: ведь у нас с памятью поэта тоже неладно. Уничтожен "Анлетер". Снос идёт на территории Обуховской больницы, в морг которой из рокового номера гостиницы было доставлено тело поэта. Экскаваторы топчут память. Варварски изувечена (снесена до фасада) ещё одна редакция Сергея Александровича - "Биржевые ведомости" (дом Проппера). Когда над домами Привалова клубилась кирпичная пыль, мы собрались у "Англетера" и у дома Проппера. На наши чтения приезжал представитель "Архнадзора".

К слову, в Петербурге градозащитники выходят со стихами на улицу уже год. Читают как лермонтовские строки, так и свои. Критерий отбора прост: новая гражданская лирика. Градозащитная. По сути, развитие традиционного для России направления, которое вот так изменил двадцать первый век.


Collapse )