Darky (darwa) wrote,
Darky
darwa

Categories:

Что такое "Англетер"?



Да простят меня участники тех событий, что пишу о них, хотя, в их рядах меня не было. "Англетер" - это и моя боль. В том числе и из-за того, что я слишком поздно родилась и не могла защищать его в силу возраста. Да, меня там не было, но я опираюсь на надёжные источники. Все "поставщики информации" - участники те событий. Я стараюсь быть максимально точной. Если что не так (малейшая погрешность) - прошу меня поправить. Буду рада, если дополните.

Фото я взяла из сети. И хочу знать автора.

Зачем я это пишу? Хочу подвести итоги этой трагедии. Итоги сегодняшние. Ведь всё их подведение так и оборвалось на словах Татьяны Лихановой о разочаровании в политике партии, комсомола и вообще советской власти. Попробую сказать что-то новое.



Начну с того, что ровно 30 лет спустя, день в день и время во время состоится митинг в защиту города. Редкое совпадение... По данным профессионального журналиста Лихановой, которая с репортёрской точностью вела дневник, "Англетер" был обрушен фактически одномоментно. В 14 часов 20 минут 18-го марта 1987 года. В 14.00 подрубленные стены уже пылили, а грузовики, "подорвавшие" тросами фасад здания (потому так внезапно и рухнуло) были готовы к варварскому действию. И было уже решение - ломать начать с комнаты Есенина. Вопиюще циничное, вызывающее решение.

В 14.00 активисты уже вышли из горисполкома (сейчас там ЗакС), где имели безрезультатную беседу с функционерами. В том числе и со знакомой нам по многим последующим сносам Валентиной Матвиенко. Она не была за рулём грузовика, но она тоже снесла "Англетер". Скрыла от городской власти документы из Москвы, останавливающие снос. За верность делу крушения культурного наследия потом она стала губернатором, а в год 30-летия сноса пытается пробиться в почётные граждане города.

Итак, два часа пополудни. Активисты "Группы Спасения" во главе с Ковалёвым (который позже войдёт в здание Мариинского дворца на правах "хозяина" - с мандатом депутата переехавшего туда парламента) вернулись на площадь, и рассказывая народу о пустом разговоре, увидели, что стены уже подрублены. Милиция, формирующая оцепление вокруг забора и сметающая народное оцепление (на площади тогда стояли тысячи), уже охотится за Ковалёвым и другими "зачинщиками" защиты советского закона. Ковалёв успеет оттащить художника Яна (Антонышева), который пишет набросок с натуры (его скан на снимке). Менты хватают фотографов, вырывают камеры, засвечивают плёнки. Набросок будет спасён. Ковалёв схвачен. Его самых активных соратников тоже затолкают в "козелки". Менты разгонят толпу, избивая в том числе девчонок и волоча их по асфальту волоком. Стены рухнут. В 14.20 всё будет кончено.

Ровно 30 лет спустя соберётся митинг. Однако, в предшествующие дни, ровно за 30 лет до которых вокруг "Англетера" были люди и тревога, тему разрушения почти тысячи исторических зданий попытаются снять с митинговой повестки. Пыль "Англетера" застучит в сердце Ковалёва. Он будет возражать. А те, кто пытались выкинуть проблему, не вспомнят, что градозащита-то в Ленинграде (тогда ещё Ленинграде, да) начиналась не с соборов. А именно с защиты не нужных городскому правительству исторических зданий. Тогда их вовсю ломали под метро, так что, "Англетер" был не первым инцидентом. Просто самым громким. Грохот обвала отозвался в душах очень многих людей. Таким образом, тема разрушения исторических зданий для нашей градозащиты не просто основная. Она МЕМОРИАЛЬНАЯ. И из уважения к этому она должна быть в повестке любого мероприятия, называющего себя градозащитным. Наличие этой темы в повестке - лакмусовая бумажка. Отсутствие - преступление по отношению к памяти.

Бегло поблагодарив Ковалёва за поддержку на митинговом оргкоме, я спрошу его: "Алексей, у меня осталось одно "белое пятно". Долго ли "Англетер" стоял пустым и как стоял? Не мародёрили его, не поджигали?"
"Англетеровец" ответил, что стоял недолго и был обнесён забором, и за объектом следили. Это же был объект "Интуриста". "Значит, можно же было и тогда, можно и сейчас организовать порядок..." - думала я, идя по вечереющему городу к "Владимирской". К тому месту, где начиналась наша градозащита. У "Англетера" уже заметно окрепшая.

Кто-то сейчас скажет, что я просто примазываюсь. Чтобы выйти на трибуну на митинге. Да нет, я не примазываюсь.

Я просто вижу, что за 30 лет не изменилось практически ничего. Ковалёв прошёл в городской парламент и, вместе с коллегами, написал и принял закон, защищающий исторические здания. Однако, сегодняшние разрушители культурного наследия обходят его, а для латания лазеек у Алексея уже не хватает полномочных сторонников.

А "Англетеры" в мини-варианте (не такие масштабные) уже практически в каждом квартале. Поразмыслим.

Чем был "Англетер"? Точнее, история с его сносом? Первым опытом "реставрации экскаватором". И первым прогибом городской власти под инвестора. Причём, иностранного инвестора. Финская компания, взявшаяся за "реконструкцию", заявила, что ей сподручнее работать на пустом участке, чем "возиться" с каким-то там старым зданием, в котором что-то там нехорошее с собой сделал какой-то там несчастный поэт. Знакомо? Знакомо.

Здание снесли не просто так. По нему была "экспертиза". Активистам во время вышеупомянутой встречи зачитывали её фрагменты и показывали чертежи. Однако, ребята справедливо усомнились в её объективности. Ибо до интереса инвестора к объекту всё было нормально, в "насквозь прогнившее" здание запросто пускали людей. И вдруг, в считанные дни, оно "прогнило". Что случилось? Ответ: "случился" инвестор. Заключение было сделано ПОСЛЕ заявления его интереса, по его заказу. Знакомо? Знакомо.

Далее. "Англетер" был не обычным зданием. Это было здание с мемориальной ценностью. Но городская власть всячески её отрицала. Следуя дневнику Лихановой, приведу слова зампреда горисполкома (сегодняшнего "вице-губернатора") Суровцева и той самой Матвиенко, курировавшей в тогдашнем горисполкоме вопросы культуры. Лиханова запротоколировала ту самую беседу с защитниками здания, закончившуюся перед самым сносом.

"В.Суровцев: При желании и при больших затратах всё можно сохранить. Только вопрос, нужно ли? Почему вы хотите сохранить гостиницу? Она же не представляет собой никакой ценности.

В.Матвиенко (фармацевт по образованию, в Исполкоме заведует вопросами культуры): Конечно, ну что в нём интересного, в этом доме? Я не понимаю, во имя чего вы его хотите сохранить? Есенин там вешался? Так его комната вообще неизвестно где теперь - внутренняя перепланировка была".

То же самое (подчёркиваю, ТО ЖЕ САМОЕ!), слово в слово, говорят сейчас нам, защитникам дома Лермонтова. Дома, в котором тоже жил известный поэт. Правда, говорят не глаза в глаза, а посредством однообразных отписок из разных ведомств. Что дом на Садовой, 61, уже не представляет ценности ввиду того, что в советское время квартиры перепланировали в коммуналки и "местонахождение мемориальной квартиры установить невозможно". Хотя, КГИОП прекрасно знает своё заключение, что в предмет охраны здания-памятника входит весь второй мемориальный этаж. Лукавил тогда Саутов (начальник ГИОП), лукавит и сегодняшний комитет, сменивший инспекцию. Дом тоже уходит под фешенебельный отель. И грозит стать вторым "Англетером".

Знакомо? Конечно же.

На месте "Англетера" сейчас подделка. Муляж. Но ни слова об этом на "мемориальной доске". Скользкая формулировка: " Здесь, в БЫВШЕЙ гостинице "Англетер..." И не все знают, что здание не подлинное. Думают: "Ну, бывшая, потому что меняла название..." Есть те, кто не замечает подделки. А есть и те, кого вполне устраивает муляж: "Ну, снесли... Но заново построили же..." Употребляется подленький термин: "здание ВОССОЗДАННОЕ". Муляж "Англетера" (и дом Шиля рядом с ним) стал отправной точкой для того, чтобы люди привыкали к муляжам. И муляжи сейчас становятся всё грубее.

Суммирую сказанное.

Прошло 30 лет, и "Англетер" в мини-масштабе мы, как я уже сказала, имеем практически на каждой улице. По злой иронии судьбы, уже практически каждая вторая расселёнка уходит под отель. И их сносят. Тень "Англетера" везде. Из него ведь тоже пытались сделать "более фешенебельное", чем было. Итак, проблема осталась.

При том, ещё более обострилась: "Англетер" хоть никто, как тоже уже было сказано, не поджигал и не мародёрил. По нему просто бахнули экспертизу - и снесли. Здание никто не доводил до тяжёлого состояния годами, оно не мучилось под сеткой, и город не терпел убыток от отсутствия его использования (финансовый убыток - арендные платежи и квартплата, репутационный - само состояние здания и сотен других). К слову, сегодняшняя исполнительная власть никак не может догадаться о наличии этого убытка.

Вернёмся же к заголовку. Что такое "Англетер"?

"Англетер", точнее, снос "Англетера" - вопиющее варварство ушедшего века, о котором помнит век нынешний. И это варварство продолжается.

"Англетер" - это повод спросить себя: "А на какой риск ты способен ради города? Что сильнее: решимость или страх? Что ты реально можешь?"

"Англетер" - это хороший урок нам всем. Урок, который сегодня недостаточно усвоить. Нужно перечитать воспоминания, порасспросить очевидцев (на счастье, они живы) - и "повторить" его.

А повторить без кавычек, возможно, скоро придётся. У дома другого поэта - Лермонтова. Придёт ли к нему народ? Встанет ли у дома живой стеной (кольца там, ввиду сплошной застройки, не получится)? Хочу спросить многочисленных защитников Исаакия. Встали бы вы вокруг собора таким же дружным кольцом, если бы собор сносили? А если менты? А если по асфальту волоком? Не отпрянули бы?

А если будут крушить (снаружи или изнутри, выпотрашивая память) дом Лермонтова?

А под конец попрошу вас. Тема собора и так стала на митинге основной. Она практически полностью заслонила остальные. Вам этого не достаточно? Вам нужно, чтобы всё было вообще тотально? Но это митинг в защиту города. А защита города закалилась, как сталь, именно на "Англетере".

Этот митинг состоится тридцать лет спустя. День в день и час в час. Не кощунствуйте же над прахом "Англетеров". Прошлого и будущего.

Tags: англетер, градозащита, свой взгляд
Subscribe

  • А может, это часть особняка?

    Хожу мимо сарая Лыткиных, который вот-вот снесут (изнутри уже разбирают). И думаю… А вдруг это вовсе не сарай? А что? Да часть особняка!…

  • Недетская сказка

    Н.С. и дому Басевича. Пожали плечами люди, да разошлись. Стена, как обычно, обрушилась сверху вниз. И только воронка осталась, как после…

  • Казнь дерева

    Я - убитое дерево. Как-то живу... Доживаю Только тихо скриплю, тяжело и натужно дышу. Помахало бы лёгкою веткой смешному трамваю, Но срубили мне…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments