?

Log in

Дом юной Музы



На набережной реки Фонтанки, через мостик от дома генерала Зыкова, стоит ещё одно расселённое здание. Да, этот квартал ими "богат", и сей факт не может не вызывать тревогу градозащитников.

Зрелище опустевшего дома на углу Крюкова канала и набережной Фонтанки уже столь привычно, что кажется, будто этот небольшой домик пустует уже сто лет.  На деле же - десять: расселение грянуло внезапно, согласно постановлению Правительства Санкт-Петербурга № 1586 от 21.09.2004 года. Адрес был внесён в список законопроекта «О развитии застроенных территорий». Тогда как раз и начинало звучать в тихих коломенских краях опасное слово "реновация". Планы городской власти действительно не предвещали ничего хорошего: пахло "ковровым сносом". Так и опустел квартал, называемый ныне Царством Сна. Однако у "реноваторов" что-то сорвалось, вдобавок, пошли возмущённые письма от общественности, и дома устояли. Но опустели. Так в центре города  "вымер" целый квартал: http://www.gazeta.bn.ru/articles/2007/10/15/20313.html.

Одним из них является дом, который мы увидим. Буквально только что я его посетила.

Читать дальше...Свернуть )

Титульный пост

Всем привет, здравствуйте и т.д. Решила я сделать верхний пост. Чтобы гости моего блога делали выводы, идти ли дальше. Конечно, кое-что обо мне есть в профайле. Но этой информации недостаточно для заочного знакомства, ибо профайл не даёт никакого представления о контенте. Исправляю ситуацию.
Читать дальше...Свернуть )

Метки:



Друзья мои, новость, хорошая и важная!

Сегодня сбылась моя поэтическая мечта: презентация моей книги "Под сеткой" будет в нашей любимой, знакомой нам по выставкам Яна Антонышева библиотеке "Старая Коломна" (группа библиотеки - https://vk.com/staraya_kolomna)! Сегодня я была там, меня приняли очень душевно.

Презентация состоится 2 февраля (в четверг) в 18.00. Адрес библиотеки: Никольская площадь, д. 2. Это как раз напротив Никольского собора, в очень живописном месте. Вход бесплатный.

Также спешу сообщить, что 10 экземпляров книги уже в библиотеке, и книгу уже можно почитать в ознакомительном порядке. Первая официальная раздача состоится на презентации.

Встреча мероприятия здесь: https://vk.com/pod_setkoi

"Дорогая" жоппозиция и кремлядь (вы одинаковые).

Я нашла национальную идею. Которую вы все усердно ищете. И я ошарашена своей находкой. Так, что буквы из-под клавиш прыгают. Вы будете ржать и выставите меня дурой: вы представляли её совсем не такой.

Я нашла её ночью. В одну их тех ночей, когда мы, двенадцать градозащитников, и больше никто, своими руками закладывали кирпичом окно расселённого дома Крутиковых. Спасая дом от мародёров, вандалов и прочей нечисти.

Я нашла её в пыли, средь груды ломаной мебели, в заброшенном доме, в двух шагах от сгоревшей комнаты. Вы бы подумали, что это просто блик, Лунный свет, проникающий в чёрные окна, или белая-белая пыль от рухнувшего под злою рукой пролёта. Но она была светлее света и чище праведника. Маленький светлый комочек средь тьмы под лестницей. Редкая белая тень, свернувшаяся калачиком. Затравленный ангел, февральский нежный цветок... Вдали от вашего Аненербе. Нет, снега в те ночи не было.

Идея плоха, вы скажете. И скажете дружно, знаю. Да-да, она дрожала. То то ли от простуды, то ли от ужаса. Она ведь здесь многое перевидела. И ей было трудно дышать. Не от запаха расселёнки, а от того, что вы все устроили. Возможно, она от вас спряталась. Её тоже тошнит от слова "патриотизм", значение коего вами отравлено. Но не умрёт она - даже не думайте. Дом много раз горел, но она выжила.

Она просто жила здесь, а вам невдомёк заглянуть под чёрную от копоти лестницу. Вы ищете там, где людно, где сытно, где денежно.

Я согрела её своим дыханием и не знаю, что делать с ней. Хожу, навещаю её. Уже полтора месяца.

Она и сейчас там живёт. Только вам её не достать. Окно заложено и она в безопасности. Я пишу, чтобы вы её не лапали. Никакой политики.

Жизнь книги началась...



Жизнь книги началась. И, надо сказать, ожидаемо непросто.

Под практически полное молчание журналистов. СМИ и "окошки" осветили не обширно, а тут-то совсем негусто: публикация всего одна. И это наш дружественный "Росбалт". Тучи в государстве сгущаются... А так называемые "оппозиционные СМИ" в очередной раз показали себя... Я вижу, что большинство их хлебом не корми - дай очернить Россию. Понятия "страна" и "государство" они умышленно путают. И этим вирусом заражаются читатели.

А я не хулю Россию. Я вижу, что в ней просто непорядок, желаю этот непорядок устранить и пишу о своей стране с тревогой. Я - не политик, я - хозяйственник. Сто раз повторяла всем.

Конечно же, такая позиция не устраивает. И тот, кто не хулит свою страну, считается чуть ли не агентом Кремля. А для меня Кремль - это просто памятник.


Читать дальше...Свернуть )


Петербургские градозащитники шутят на манер Жени Лукашина: "Понимаете... Каждый год, в ноябре-декабре месяце мы, градозащитники, ходим в типографию. Это у нас такая традиция".

Но нет, эксцессов в духе знаменитого фильма не происходит. Просто каждый уходящий год градозащита северной столицы подводит итоги выпуском новой книги.

Год назад сообщество борцов за архитектурное наследие издало сборник градозащитной поэзии и прозы "Чёрные окна". И вот вторая книга. На этот раз "сольная" - авторский поэтический сборник редактора "Чёрных окон" Дарьи (Darky Васильевой) - "Под сеткой". Автор благодарит каждого поспособствовавшего выпуску.
Читать дальше...Свернуть )

Верочка



"Незатейливая нежить,
Ты велишь рассвету брезжить
Слишком рано, в пять утра?!"
От мороза краснокожий,
Бомж глядит на тень в прихожей.
За спиною тени - мрак.

Тень, поправив ворот платья,
Говорит: "Кто нежить, батя?!
Я здесь сотню лет живу.
Ты лохматый, бородатый,
И, поди, ещё рогатый.
Ты во сне, я наяву!

Я - бестужевка, курсистка.
Я всегда на грани риска,
Злая Верочка Револь.
Но, чтоб так увидеть чорта,
О, Триумфо де ла Морте,
Это лишнего, яволь...

Ты не понял смысла речи.
Ты утратил человечий
Облик слишком уж давно.
Непонятно, зрак звериный,
Что ты делаешь в гостиной,
Где стоит моё фоно?!

Прочь отсель! Не верю в ладан,
Но спеши, исчадье Ада,
Поздорову-подобру.
Ну а грязь с твоих ботинок,
Неприглядная скотина,
Так и быть уж, подотру..."

Бомж креститься начал мелко.
Тут в лицо ему тарелка
Полетела со стола.
Тело с лестницы катилось.
В доме, гнев сменив на милость,
Хохотали зеркала.

---

Картина: Николай Ярошенко, "Курсистка".

Наташка



Она развернула цветы, и, подправив тушь,
Швырнула букет на покрытый клеёнкой стол.
Минут через двадцать с работы вернётся муж.
Наверно, добудет хоть что-нибудь, раз ушёл.

На окнах не видно любимых цветных гардин.
На мокром стекле отпечаток чужой руки.
Похоже, что в комнату кто-то опять входил.
Наверное, нужно почаще менять замки.

Воды на сегодня не хватит, и хлеба нет.
И чай на исходе, и сахарница пуста.
Наташке так хочется юркнуть под тёплый плед,
Но снова под дождь. И, конечно же, без зонта.

Возможно, сегодня в кафе кипяточку даст
Маринка - подруга ещё институтских лет.
На лестнице снова навален "культурный пласт".
Соседи, как стадо свиней, не сожгли бы флэт.

А может, в болото их, сахар и кипяток,
Которые надо найти неизвестно где?
На полочке - Чехов. И водки ещё глоток.
Сомлела Наташка. Ну, вот и закончен день.

Наташка швырнула букет на убогий стол.
На улице снегом колючим сменился дождь.
А сад-то вишнёвый в Наташкиной жизни цвел...
Но здесь, на Руси, против пристава не попрёшь.

Накрасила губы. А всё ещё хороша!
Достала чулочки и шёлковое бельё.
Наташка - бомжиха. И ждёт она здесь бомжа.
Бедового Димку, что пропил своё жильё.

Вот он на пороге. И тоже немного пьян.
Прижался к любимой щеке бородой густой.
Флакончик в руке. "Парижанка", Ив Сен-Лоран.
- Прости, это всё, что принёс.
Не совсем пустой...

Корм



Кто-то нежился в кроватках, а кроватки пахли гарью.
Отбрехались, что во сне на землю рушился Гагарин.
Дом стоял. Звезда мигала. Я опять ждала звонка.
Не хулила, не ругала, просто мёрзла в доме К.

Ты, чья комната горела, где ты был сегодня ночью?
Вид на солнце замурован, вид на небо заколочен.
В сиром домике картонном на окраине Шушар
В новостях зевакой сонной любовался на пожар.

На стене, за анфиладой - тень спасённого клавира.
После огненного вальса с потолка упала лира.
На обугленных обломках чьи-то свежие следы.
Капли - клавиши в потёмках, какофония беды.

Сотни, сонмы равнодушных, меньше тех, кто заворожен,
Равнодушье точит души, разъедает липкой ложью.
Гадкой, подленькой, циничной, едкой, словно кислота.
А за этим иронично наблюдает Пустота.

Их принять она готова, и в Ничто перемолоть,
И швырнуть в костёр былого их бессмысленную плоть.
Тщетно мечутся в подушках, накачавшись родедормом.
Чья-то участь быть игрушкой.
Кто-то должен стать и кормом...

Календарь

Февраль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Teresa Jones